Вся фигня от мозга

Тематика, актуальность и новизна работы обозначены в первой главе. Дан краткий исторический обзор становления психосоматики: как в клиническом контексте, так и на периферии психоанализа. Подчеркивается разница между психосоматикой и истерической конверсией. Поставлена задача - рассмотреть психосоматику с позиции свободной речи и её возможных нарушений или ограничений. Автор также специально обращает внимание читателя на то, что психоанализ не является панацеей и не может заменить традиционную медицину. Поэтому прежде чем читать книгу или идти к психоаналитику человеку стоит исключить (с помощью визита к врачу) наличие у себя классических диагнозов.

Во второй главе приведены элементарные сведения о работе нейронов. Приведены аргументы против тотального сведения психических феноменов к чистой нейрофизиологии. В качестве разминки показано, как с помощью примитивной группы искусственных нейронов смоделировать возникновение классического невроза. В конце главы приводится случай из практики (компульсивное переедание), согласующийся с построенной моделью.

Третья глава служит мостом между нейропсихологией и психоаналитической теорией представлений. Показано, как с помощью нехитрых топологических приемов заменить целые группы нейронов (абстрагируясь от их априорных свойств) на абстрактные универсальные объекты - так называемые представления, строительные кирпичики психоанализа. Описаны фундаментальные свойства представлений, а также специфические ограничения человеческого восприятия.

Четвертая глава позволяет читателю освежить (или приобрести) знания о психическом процессе вытеснения, которое Фройд называл краеугольным камнем психоанализа. Формулируется основная гипотеза книги: если за классическими неврозами стоит вытесненная сексуальность, то причиной психосоматических расстройств является вытесненная агрессия. Притом вытеснение здесь носит не внутренний (как при неврозах), а внешне обусловленный характер.

В пятой главе впервые изложен авторский взгляд на вторую топику Фройда: Оно, Я, Сверх-Я. В частности, Сверх-Я рассматривается не как "надстройка" или "управляющая инстанция", а фрактальные узоры в толще Оно. Такой подход позволяет объяснить специфику обмена либидо между Я и Сверх-Я, а также неравномерное воздействие идеальных ценностей на различные аспекты нашей жизни. Особое внимание уделяется попыткам пассивных агрессоров "внедрить" в Сверх-Я субъекта ложные идеалы, которые затем разрастаются в эрзац-идеал, вступают в конфликт как с Я и вызывают психосоматические расстройства. С помощью ярких примеров разобраны различия между настоящими и ложными эрогенными зонами, вокруг которых кристаллизуется психосоматическая симптоматика.

Шестая глава посвящена феномену свободной речи, его важности для развития психики. В частности, обосновывается практическая польза сплетен для борьбы с пассивными агрессорами. Высказано предположение, что приоритетной целью коммуникации является передача аффекта, а не чистой информации. Разобраны типичные ошибки при публичных выступлениях. Указана роль психоаналитика при работе с психосоматическими расстройствами.

В седьмой главе на примере любопытного случая из практики продемонстрирована эффективность ференцианского психоанализа для работы с алекситимей. Алекситимия - невозможность или трудность в словесном выражении эмоций. Часто алекситимия сопровождается психосоматическими проблемами. Следовательно, можно предположить, что алекситимия - не свойство психики как целого, а характеристика отдельных представлений (связанных с вытесненной агрессией и эрзац-идеалами). Это предположение позволило найти определенную закономерность в экспериментальных данных, полученных с помощью (и по инициативе) алекситимной клиентки.

Восьмая глава касается отдельных аспектов работы с паническими атаками. Дальнейшее развитие эта тема получит только в книге "Либидо с кукушкой". В этой работе автор останавливается на предположении, что паника является не столько проблемой, сколько специфической формой заботы о себе, которая возникает как реакция на специфические внешние проблемы (например, на пассивно-агрессивную среду).

Центральное место в книге (и в авторской методологии) занимает девятая глава, где впервые для моделирования психических защит применяется диаграммная техника. Анализируются варианты патогенной трансформации вытесненной агрессии в терминах "представление - поток либидо - аффект". По каждому случаю (диаграмме) дается практическая иллюстрация и конкретные действия для "исправления" диаграммы. Более того, объясняется, как читатель может самостоятельно составлять диаграммы, наблюдая за своим поведением, и на этом основании лучше понимать себя, заботиться о себе.

Десятая глава фокусируется на социальных проявлениях пассивной агрессии. В ней развенчивается культ стыдливости и ложного чувства вины перед социально-негативными элементами. Ставится психоаналитический диагноз пассивным агрессорам, морализаторам, навязчивым советчикам. В частности, читателю рекомендуется помнить, что пассивные агрессоры маскируют свой негативный жизненный опыт под ценные советы или нравственные ориентиры.

Одиннадцатая глава носит чисто методологический характер, является первой попыткой выстроить целостную психоаналитическую модель психопатического регистра. В свете изданного "Путеводителя по психопатам" глава частично утратила свою актуальность.

Психоаналитический дискурс тесно переплетается с политикой и философией. Двенадцатая глава обозначает контуры "психоаналитической биополитики", касаясь такого важного понятия, как паноптикум. Психосоматика рассматривается здесь как бунт субъекта против телесной (психиатрической) власти пассивных агрессоров. Венчает главу (и книгу) построение ставшей классикой триады Фуко: сексуальности, безумия, власти.

+7 (919) 410 83 10  

  • Серый Vkontakte Иконка
  • Серый Значок YouTube
  • Серый Facebook Icon
  • Серый Twitter Иконка
  • Серый Pinterest Иконка
  • Серый Instagram Иконка

© 2020 Василий Чибисов